Форум
Финансы
Страхование
Недвижимость
Азартные игры
Интернет
МЛМ
Бытовуха

Интернет - Вова Левин

ВОВА ЛЕВИН, первооткрыватель крупнейшего банка Америки.
По официальной версии, не сходившей с первых полос газет и экранов телевизоров с 1995-го по 1998 год, житель Петербурга Владимир Левин. 1967 года рождения, русский, микробиолог по образованию, холостой, ранее не судимый, не вставая со стула в обшарпанной комнатке на улице Малой Морской (бывшая Гоголя), залез в закрома нью-йоркского Ситибанка, откуда в период с 30 июня по 3 октября 1994 года попытался выудить более $12 млн., принадлежавших корпоративным клиентам, причем больше четверти миллиона из них до сих пор не найдены.

Таинственное исчезновение

О деле Левина уже многие забыли. Возвращение хакера № 1 на родину, которое, по-видимому, состоится в ближайшее время, пройдет незаметно. Между тем все могло сложиться по-другому, захоти того ФБР и Генеральная прокуратура России. После ареста Левина в лондонском аэропорту Станстид весной 1995 года разразился грандиозный скандал, и Ситибанк оказался на грани банкротства. Спасло его только то, что он — крупнейший в мире торговец валютой (что-то вроде мирового Центробанка), и массовый отзыв из него капиталов привел бы к масштабному финансовому кризису. Стараниями руководства банка и ФБР скандал удалось замять. Вову Левина (так он представлялся в Сети), учтя срок, проведенный им под следствием, освободили, посадили в самолет и отправили из Штатов — куда именно, никто из ФБР и Службы иммиграции и натурализации США долго не мог вспомнить. Лишь спустя год после многочисленных запросов из России была найдена бумажка, в которой значилось: "Выслан в направлении места постоянного проживания".

Правда, по словам американских официальных лиц, Левина они затолкали почему-то в лайнер чешской авиакомпании. Самолет действительно взял курс в направлении Вовиной родины, но вот долететь до нее никак не мог, поскольку конечный пункт маршрута находился в другой стране. Так весной 1998 года хакер № 1 бесследно исчез где-то в Центральной Европе.

Чудесное появление

Утром 18 марта 2000 года к двери дома № 6 по Захарьевской улице подошел молодой человек, прочел вывеску "Управление по борьбе с организованной преступностью ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области" и нажал на кнопку звонка. Выглянувшему в окошко дежурному сержанту посетитель сказал: "Лет пять назад меня вызывали сюда на допрос — я пришел. В Питере я проездом, завтра уезжаю за границу. Меня зовут Владимир Леонидович Левин",— после чего был приглашен внутрь и с интересом выслушан. А 24 марта другой дежурный сержант впустил в дом на Захарьевской еще одного молодого человека — Антона Лямина. Тот провел в кабинете следователя на полчаса меньше, чем Левин, но тоже успел кое-что порассказать. Ведь именно он, Антон Ильич Лямин, в начале июля 1994 года ездил в Финляндию, чтобы в банке Kansallis Оsake Finance снять наличными со счета своей офшорной гибралтарской фирмы Саrmane Ргореrties Ltd, те самые $143 800, которые еще утром 30 июня 1994 года лежали на счете гонконгского отделения Philippe National Ваnk Int. Finance Ltd.

"Не замай" по-американски

Напомним, как было дело. Гонконгско-филиппинские финансисты хватились пропажи практически сразу и в тот же день (точнее, учитывая разницу во времени, на следующий) обратились в Ситибанк с вопросом: "Где деньги?" С большой долей уверенности можно предположить, что в Ситибанке им ответили примерно следующее: "Это какое-то недоразумение. У нас все ходы записаны. Поищите лучше эти несчастные полторы сотни тысяч у себя. У нас только ежедневные объемы транзакций превышают полмиллиарда долларов, а наша абсолютно новая и сверхпродвинутая Система управления наличными фондами Ситибанка работает как часы". Филиппины — страна не шибко богатая, но, видимо, там решили, что лучше списать эти 140 тысяч в безвозвратные потери, чем обострять отношения со Штатами. Эйфория по поводу того, как ловко были отбриты зарвавшиеся филиппинцы, длилась в Ситибанке целых две недели, пока 15 июля 1994 года с аналогичной жалобой не обратилась уругвайская Соmpania Financiera Immobiliaria Моntevideo, недосчитавшаяся при подведении ежедневного баланса $384 тысяч. После этого служба электронной безопасности Ситибанка кинулась искать прореху в защите, созданной лучшими компьютерными умами Америки, и обнаружила следы неизвестного хакера. Но проследить, откуда он действует, не смогла

ФБР принимает меры

Вычислили его по стандартной оперативно-розыскной методике. ФБР обратилось к полиции тех стран, куда отправлялись похищенные деньги, и полицейские устроили засады во всех указанных Бюро банках. Часть сумм неуловимый хакер переводил в американские банки — там, естественно, дежурили сами фэбээровцы. Надо отдать ФБР должное — все было организовано четко. В один день 26 августа 1994 года в Сан-Франциско была задержана российская гражданка Екатерина Королькова, а в Тель-Авиве — некто с греческим паспортом на имя Алексиоса Пальмидиса. Последний, впрочем, по-гречески не знал ни слова, а при аресте учинил драку с израильскими полицейскими с использованием русской ненормативной лексики. 12 сентября в Роттердаме полиция арестовала третьего курьера из России, который имел паспорт на имя Лысенкова, но оказался Владимиром Ворониным. У всех задержанных обнаружились авиабилеты до Санкт-Петербурга. Остальное было делом техники. ФБР обратилось за содействием к МВД РФ, и 3 октября питерский РУОП с помощью обычного телефона с определителем засек обращение по электронной сети в Сити-банк с номера, принадлежавшего фирме "Сатурн СПб", которая торговала компьютерами, "софтом" и "английским" пивом "Монарх". Еще через несколько дней стало ясно, кто именно из "Сатурна" бомбит Ситибанк.

Ловушка

Аресты питерских курьеров держались в тайне. Из России все выглядело так, будто люди уехали за деньгами и сгинули. То ли решили, что возвращаться с такими суммами нет смысла (один только "грек" Пальмидис, он же Леха Лашманов по кличке Викинг, должен был снять со счетов пяти тель-авивских банков без малого два миллиона "зеленых"), то ли их просто "грохнули". Но спустя месяц пропавшие курьеры начали звонить домой и рассказывать, что говорят из тюрьмы и что замели их прямо в банке. Тогда в "Сатурн" пришли люди, пославшие за границу гонцов, и намекнули Вове, что за "подставу" надо отвечать. В числе пришедших был муж Екатерины Корольковой Евгений, который долго крыл Вову матом (зафиксировано протоколом), а потом полетел в Штаты выручать жену из фэбээровских застенков, и сам моментально очутился там же. В итоге у Левина сдали нервы, и он отправился в британское консульство получать визу. Почему именно туда — тоже дело мутное. Объяснением может служить тот факт, что в Англии еще с перестроечных времен проживает некто Леонид Глузман, друг детства матери Левина и высококлассный программист. В свое время он научил Володю многим компьютерным премудростям, а уезжая в Великобританию, оставил в Питере своего сына Алексея Галахова. Алексей предложил Левину учредить фирму "Сатурн", причем бухгалтером туда был приглашен их друг Антон Лямин, которого Глузман тоже знал с пеленок. Видимо, Вова ринулся к дяде Лене за советом. Во всяком случае, арестовали Левина в лондонском аэропорту Станстид на глазах зятя Леонида Глузмана — 3 марта 1995 года.

Хэппи-энд

О существовании Левина мир узнал только через полгода, летом 1995 года, когда ФБР намекнуло англичанам, что пора бы передать им задержанного по их же просьбе. Британцы не смогли выполнить это по-тихому — помешали собственные законы, и вокруг выдачи Левина возникла примерно такая же шумиха, как пять лет спустя в связи с выдачей Пиночета. Журналисты сначала удивились: а кто такой этот Левин? Потом узнали, и вокруг "дырявого" Ситибанка разразился скандал. Пришлось срочно спасать его репутацию.

Сергей Петухов. Журнал "Деньги" № 36 (289)

 





Copyright © Dollar.ru - All rights reserved